Страницы истории города Инкоу

Выдержки из статьи В.Г. Дацышен. Русский город Инкоу (из истории русско-китайских отношений в конце XIX и начале ХХ вв.) // ГРИФЪ: СИБИРСКИЙ ЖУРНАЛ. 1998 г. По материалам сайта Сибирь-Евразия: синтез культур в центре Евразии
В 30-е годы XIX столетия в этом древнем уголке заповедной китайской земли поселились европейские миссионеры. Но уже в 1859 году Инкоу превратился в открытый город. Вскоре сюда прибыл английский консул. Подданные британской короны возглавили контору морских таможен и почтовую связь. Датчане приблизили Инкоу к Пекину и Мукдену посредством телеграфной линии. За чертой китайского города вырос европейский квартал.
В 1891 году здесь проживало 60 тысяч человек, среди которых резко выделялись 140 иностранцев, а половина из них принадлежала к английской нации.

После японо-китайской войны 1894-1895 гг. политическая ситуация в этом районе изменилась коренным образом. Благодаря заступничеству России Цинской империи удалось сохранить за собой территорию города Инкоу, оккупированную японскими войсками. В то же время и русское правительство изучает возможности экономического и военного проникновения в Южную Маньчжурию. Летом 1899 года в Инкоу прибыли консул А.Н.Тимченко-Островерхов, а также представители КВЖД.

И вот совершенно неожиданно на китайских улицах появились люди, одетые в незнакомую военную форму. Главные силы нашей колонии были сосредоточены в поселке, недалеко от Инкоу. Там, на рейде, в апреле 1900 года встала канонерская лодка "Отважный". Железную дорогу охраняли казаки.

Приведу любопытные факты. Всего за несколько лет до этих событий местное население либо вообще не подозревало о существовании русских, либо ошибочно принимало их за аборигенов Сибири и Дальнего Востока. А наши отечественные товары, такие как сукно, керосин и морская капуста, не давали никакого глубокого представления о технических достижениях и культурных завоеваниях великой державы.

Теперь власти Инкоу боялись захвата города и превращения его в крепость наподобие Порт-Артура. Даже Даотай Минь, весьма лояльный к иностранцам, долго не принимал русского консула... Наши военные, строители, дипломатические чиновники оказались в положении незваных гостей. Политическую атмосферу на КВЖД накаляли разбойные выступления хунхузов.

«Но если русские сумели колонизовать целую Сибирь, - уверяла своих читателей порт-артурская газета «Наш край», - то и подавно колонизуют Квантун4, а в случае необходимости справятся с колонизацией Маньчжурии».

«Китайские чиновники имеют со славянином дел как можно меньше, - писал английский турист в 1903 году, - местные дворяне презирают его, торговцы грабят их, простолюдины учат их язык вдоль железной дороги только для того, чтобы обидеть по-своему».

«Я уже имел случай высказывать, - жаловался в Петурбург один русский дипломатический чиновник, - какое зло составляли на дороге китайские переводчики, набранные, бог весть, откуда и с каким прошлым... которые, злоупотребляя оказываемым им доверием и пользуясь нашим незнанием народа, языка и обычаев страны, проделывали под рукой свои темные делишки с железнодорожными подрядами, поддерживали разные игорные притоны...»

Во всей Маньчжурии не издавалось к тому же ни одной русской газеты на китайском языке, не успели открыть даже церковь, не было ни школ, ни больниц.

У наших колонистов появилось много врагов. Агитаторы общества "Ихэцюань" начали прибывать в Инкоу вместе с рабочими железной дороги еще с февраля 1900 года. 14 мая представители "Большого кулака" устроили вооруженную демонстрацию и прошли толпой через европейский сеттльмент.

Май и июнь 1900 года оказались решающими в дипломатических отношениях между правительством богдыхана и остальным цивилизованным миром. Начались бои за Тяньцзинь, союзные войска захватили крепость Дагу. Пекин объявил войну державам, в том числе и Российской империи.

Китайский военный гарнизон в Инкоу представлял собой внушительную силу: регулярные войска - сотни людей. У русских колонистов было всего несколько десятков охранников, которые находились в порту, а в самом городе - дипломатический конвой из 5 казаков. Христиане всей округи, в том числе и китайцы, искали спасение в европейском квартале от религиозной мести ихэтуаней.

Здесь укрывались русские и английские инженеры... Потому 3 июня 1900 года с канонерской лодки "Отважный" высадился морской десант с пушкой. 27 июня охранники русского поселка готовились к сражению с кавалерией, присланной из Мукдена. Однако 30 июня у пристани строителей появились два военных корабля - канонерка "Гремящий" и миноносец. Спустя десять дней в Инкоу прибыли две пехотные роты с орудиями для усиления Охранной стражи, отряды которой возвратились в поселок с железнодорожных постов и боевых заданий. Теперь в европейском квартале несли службу два десанта - русский и японский, около 40 волонтеров (в основном немцев и англичан) и горстка наших казаков. Немного позже к этому дипломатическому войску присоединилась рота 7-го Восточно-Сибирского стрелкового полка.

Даотай Минь не сочувствовал ихэтуаням и даже грозил смертной казнью участникам этого движения. Благодаря либерализму китайского мандарина в городе держался хрупкий мир.

Но военные действия едва не начались 13 июля. Командир южного участка Охранной стражи полковник П.И.Мищенко устроил в городе переполох. Он приказал китайским солдатам и офицерам одного из фортов разоружиться. После отказа капитулировать русские захватили крепость штурмом. Бой чуть-чуть не перекинулся на городские стены, за которыми началась паника, остановленная даотаем. Тысячи китайцев покинули свои дома...

Двоевластие в городе закончилось 23 июня, т.е. ровно через месяц после начала боев на железной дороге. На этот раз провокацию устроила китайская сторона. Когда даотай Минь убедился в том, что ему больше не удастся контролировать ситуацию, он попытался уехать из Инкоу в сопровождении личной охраны. Но офицеры китайского гарнизона решили предотвратить бегство. В городе снова началась паника. Ихэтуани с группой военных закрыли городские ворота и призвали своих людей на штурм европейского квартала. Тогда моряки "Отважного" бомбардировали город, а "Гремящий" тем временем обстрелял форт в устье реки Ляохэ... К вечеру Инкоу был захвачен с помощью войск из Дашицяо, отряда Охранной стражи, а также стрелков, артиллеристов и саперов, которые прибыли из Порт-Артура.

Русские аргументы в пользу занятия Инкоу убедительно изложил накануне этих событий сам консул А.Н.Тимченко-Островерхов:

«Нью-Чжуан... важен для нас как опорный пункт для войск, оперирующих в Маньчжурии. Но для того, чтобы мы могли воспользоваться этим портом, следует иметь его в своих руках. Во-вторых, Нью-Чжуан важен как значительный торговый порт, могущий давать нам в будущем значительные доходы... если мы ничего не предпримем в самом ближайшем будущем, то или китайцы выставят нас отсюда, или город займут японцы».

Ведь именно японские солдаты побывали здесь в 1895 году... Что касается американцев, то они уже давно занимали господствующие позиции в маньчжурской торговле и теперь добивались железнодорожных концессий.

После захвата Инкоу англичане, которых поддержали те же самые американцы, заявили, что подъем андреевского флага над зданием морских таможен является покушением на британскую собственность. Но вице-адмирал Е.И. Алексеев пояснил союзникам, что российские власти взяли на себя функции управления китайского даотая, потому именно теперь им должны подчиняться и все чиновники таможни, а право сбора и хранения доходов передаются Русско-Китайскому банку. Почти все консулы, английские моряки и другие представители иностранных держав отказались явиться на торжественный завтрак в честь годовщины занятия Инкоу... Русские в свою очередь не доверяли союзникам, особенно англичанам, а японцев подозревали в шпионаже.

Российские дипломаты в Маньчжурии хорошо понимали, что рано или поздно нашим казакам, солдатам вместе с канонерскими лодками придется отсюда уходить. Взамен представители державы мечтали получить от цинского правительства какие-то государственные привилегии и политические гарантии на будущее. Китайские власти, чувствуя поддержку со стороны западноевропейских государств, США и Японии срывали переговоры с нашими дипломатами. Потому соглашение об условиях отзыва русских войск было подписано только 26 марта 1902 года.

В течение 6 месяцев со дня утверждения этого документа Цинской империи возвращалась юго-западная Маньчжурия до реки Ляохэ. Город Инкоу находился на территории, судьба которой могла решиться к началу 1903 года. Однако и эти сроки не являлись безусловными, а зависели от "образа действий" иностранных держав. Сразу же после подписания соглашения российские дипломаты стали выдвигать дополнительные условия. Так, например, передача гражданского управления Инкоу в руки китайской администрации должна была состояться лишь после возвращения города Тяньцзиня, занятого войсками 8 союзных держав. В апреле 1903 года Россия предъявила новые требования, в том числе и обязательство, вносить таможенные сборы в Русско-Китайский банк.

История мирового колониального опыта свидетельствует о том, что ход наращивания новых территорий может превратиться в самодавлеющий процесс и стать в какой-то момент неуправляемым. Чтобы развить КВЖД, Российской империи понадобилась Квантунская область, для обеспечения последней - Инкоу, а далее последовала оккупация всей Маньчжурии вплоть до Великой Китайской стены.

Судьба Инкоу решилась в ходе другой войны. 11 июля 1904 года русский гарнизон после боя с японцами отступил на север. На следующий день войска генерала Оку заняли Инкоу. С моря к устью Ляохэ подошла эскадра японских миноносцев. Команда канонерской лодки "Сивуч", высадившись на берег, взорвала свой корабль. Зимой 1904 года русская кавалерия совершала рейд по японским тылам. В ночь на 31 декабря конный отряд численностью в несколько тысяч сабель попытался захватить Инкоу. Однако наши кавалеристы даже не сумели разрушить станцию и перерезать телеграфную линию... В ноябре 1906 года представители Японии в торжественной обстановке передали "великий русский город Инкоу" (6) китайским властям.


Примечания к статье

1. Когда читаешь Бакунина, то временами кажется, что поход на Индию изобрели политические авантюристы, а завоевание Средней Азии произошло от онегинской хандры. Вот как один из британских генералов оценивал потенциал Российской империи и ее нравственное влияние на другие народы: «Появление России в Индии послужило бы сигналом к большим беспорядкам и нам пришлось бы воевать одновременно против внешних и внутренних врагов. Я добавлю к этому, что пока театр военных действий можно будет ограничить Аму-Дарьей и западными частями Афганистана и Белуджистана, у нас не будет восстаний в тылу, но когда Россия перешагнет Инд, вся Индия восстанет против нас, рассуждая совершенно правильно, что раз мы не смогли защитить афганцев против русских, то не сумеем отстоять и население Индии».

2. В переводе с китайского слово ихэцюань означает «кулак во имя справедливости и мира». Повстанцев из этого тайного общества именовали ихэтуанями («отряды справедливости и согласия»), а иностранцы называли «боксерами». В 1899 году восставшие приняли лозунг «Против Цинов, уничтожим иностранцев!» Немного позднее они изменили свое отношение к правительству и стали выступать под девизом «Поддержим Цинов, уничтожим иностранцев!»

3. Хунхузы - представители организованной преступности в цинском Китае. Занимались незаконной добычей золота и вымогательством. Хунхузы сумели проникнуть на русский Дальний Восток.

4. Квантун - южная часть Ляодунского полуострова с Порт-Артуром и Дальним. Население 300 тысяч человек. В 1898 году эта территория была передана в аренду России и получила название «Русская Квантунская область».

5. Красноярская газета «Енисей» в номере от 6 августа 1900 года сообщает своим читателям любопытные сведения о религиозной нравственности ихэтуаней: «Боксеры - тайное революционное общество, отличается очень строгим внутренним порядком. Это масса соединенных сект, находящаяся каждая под покровительством духа предка или какого-нибудь животного, например, тигра, обезьяны, буйвола, лисицы и т.д. Покровительство имеет особое значение: секта обезьяны приписывает своим членам способность прыгать через дома, секта лисицы - особенное острое зрение. Все верят, что пули для них безвредны, презирают огнестрельное оружие, но зато крайне любят холодное. Незадолго до восстания в Пекине нельзя было ни за какие деньги приобрести ножи, кинжалы, сабли и пики. Все раскупили боксеры... Все члены имеют особые знаки отличия: красные кушаки, цветные платки, желтые подвязки и т.п. Суеверия и вера в колдовство распространены до чрезвычайности. Боксеры отличаются крайней жестокостью...»

6. Так китайцы именовали Инкоу.

This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website